Истории предпринимателей

Я никогда
не думал об этом

Станислав Шубин о плотницком деле, менеджерской рутине и командной работе
Виктория Вовк
Автор
Как за год выучиться плотницкому делу и начать строить дома со средним чеком 12 млн рублей? Почему менеджерская работа в найме и своей компании значительно отличается? Зачем бизнесмену партнер-инвестор? Рассказывает основатель компании LogWorks Станислав Шубин. С 2010 года он со своей командой собственными руками возводит дома из кедра, лиственницы и сосны — экологичных материалов, использование которых дает дому душу.
Как ты начал свой бизнес?
Я жил в Томске и работал региональным представителем в международной компании. Отвечал за Сибирь и Дальний Восток. И долгое время внутри меня копились какие-то моменты, что-то где-то чесалось, зудело, хотелось начать делать что-то, что приносит реальную пользу, позволяет созидать. Так родилась идея построить дом для своей семьи. Причем сделать это своими руками, чтобы он был надежный, экологичный, фундаментальный.

Изучил материалы и остановил свой выбор на дереве. Оно больше всего меня вдохновляет. Купил инструмент, начал тренироваться, учиться, ездить к людям, у которых уже был опыт. До этого-то я никогда не работал руками. И несмотря на то что в основе лежала идея построить дом для себя, не покидала мысль, что нужно в жизни что-то менять, и очень сильно.

Поэтому примерно через год я разместил объявление в интернете и подписал контракт с первым заказчиком. Набрал первых попавшихся людей в бригаду и начал строительство. При этом сам еще параллельно работал в найме. У меня был удаленный офис, годовые задачи, которые нужно было выполнять, и никто меня особо не контролировал. Но где-то на второй месяц меня полностью поглотило строительство, и нужно было решать, что делать дальше. Поэтому я полетел в Москву и написал заявление.
У меня еще видок был на тот момент — борода, короткая стрижка, загар. Коллеги спрашивали: что случилось, ты в тюрьме там что-ли сидел?
Причем мы строили дом сразу на фундамент, чтобы было самой большой ошибкой. Но так как опыта не было, я согласился на условия, которые предлагал клиент. А главное — сам до конца не понимал, как все это будет выглядеть. Поэтому проект стал для меня ребенком, который мы с бригадой строили девять месяцев. Конечно, это очень долго. Но с заказчиком мы в итоге расстались на позитиве.
А был момент, когда казалось, что не получится, и, может, ну его нафиг?
Да, примерно через полгода после начала строительства был переломный момент, когда кончились деньги, и бригада была вся на нервах. Тогда мне нужно было собрать всю волю в кулак и определиться. И я для себя решил, что если не закончу, то все это было зря, что все мои идеи и желание перемен ни к чему не приведут. Поэтому нашел денег и достроил дом, рассчитался с бригадой. Все было нормально в итоге. И сразу же начали появляться еще заказы, люди сами начали на меня выходить.
Площадка LogWorks для сборки домов
Твоей компании в этом году восемь лет. До сих пор сам работаешь с бригадой руками? Хватает времени и на управление бизнесом, и на плотницкое ремесло?
На сегодняшний день объем заказов такой, что организационная работа занимает практически все мое время. Но руки чешутся, хочется и на площадке что-то поделать. Когда я строгаю и пилю сам, я получаю огромное удовольствие. Но если на одну чашу весов положить удовольствие, которое я получаю, а на другую — сроки, которые важны для клиента, то приходит понимание, что нужно расставить приоритеты.
Поэтому в какой-то момент
я бросаю топор и иду заниматься менеджерской работой. И заниматься ей, кроме как мне, некому.
В голове долго были всякие брожения на счет того, что менеджером был и к менеджерской работе вернулся. Но на самом деле это совсем другая история. Потому что когда я работал в корпорации, я был просто винтиком в системе. Есть я или нет меня, система от этого не страдала, не замечала мое присутствие или отсутствие. А здесь у меня команда из пятидесяти человек, их всех надо кормить и думать о том, что будет с ними завтра, через три месяца, полгода, три года, пять лет. И только от меня зависят очень многие вещи. Как я решу, так и будет.
Слушай, ты сказал слово, которое сейчас очень сильно тиражируют — «команда». Все вокруг хотят, чтобы у них была команда, чтобы их окружали люди с горящими глазами. А как ты определяешь, твой человек или не твой? Вольется в коллектив или нет? На что опираешься при подборе?
У меня есть принцип: дать любому человеку шанс. Всегда. И основными критериями подбора действительно являются интерес и горящие глаза. Их невозможно сфальсифицировать. Например, у меня есть бригадир, сейчас уже моя правая рука на площадке. Он был беженцем из Донбасса. Просто приехал посреди зимы с семьей и двумя чемоданами. Был в кроссовках, джинсах и осенней куртке. Попросил купить ему теплую обувь и готов был работать.
И когда он взял в руки инструмент, я просто офигел. Он был как робот. Один делал объем работы трех человек.
Позже мы сблизились, и я узнал, что он бывший шахтер, поэтому так легко выдерживает физическую нагрузку. Плюс у него была очень высокая мотивация: ему нужно было новую жизнь с нуля начинать, и не одному, а вместе с женой и двумя маленькими детьми. И сейчас я абсолютно ему доверяю.

Но я не могу сказать, что у меня 100% идейных людей в коллективе. Есть те, для кого это просто хорошая работа с достойной оплатой труда. Например, ребята-подсобники, которые бревна обрабатывают руками, а это очень тяжелый физический труд. И они занимаются им годами. Конечно, зарабатывают меньше, чем плотники, но имеют стабильный доход. Очень часто это неизбалованные жизнью люди из деревень. Я даю им шанс, и если они не косячат, не прогуливают, не пьют, все идет хорошо.
Команда LogWorks
Окей, у тебя команда. Но зачастую этот подход предполагает дружеские отношения внутри коллектива. Ты даешь людям понять, что ты все-таки их руководитель, а не друг?
Я работаю вместе с ребятами руками, плечом к плечу. Но в какой-то момент начал все больше и больше дистанцироваться. Не скажу, что делал это умышленно, это происходило естественным путем. И поэтому сейчас я для них такой старший партнер, который с одной стороны, может прийти и сказать, что эту задачу решаем вот так и никак иначе, а с другой, приходит и предлагает большинство вещей обсудить, найти решение в диалоге.

Если же говорить о том, за счет чего это мне удается, то думаю, что за счет своих дел и объединения людей вокруг общей цели. Они знают, к чему мы идем, и что я всегда сделаю для них максимум в рамках текущей экономической ситуации. Да, удавалось не все, те же эксперименты с социальными программами требовали очень много денег и не случились. Но когда деньги есть, мои люди получают все самое лучшее.
А приведи пример какого-то сильного сопротивления, когда команда была изначально против, но ты сделал им ценное предложение, и они согласились?
Сейчас в компании стоит задача сократить срок изготовления одного дома с четырех до одного месяца. И поэтому недавно я общался с ребятами на тему круглосуточной работы. Все сначала решили, что это невозможно, что я сейчас из компании бездушный конвейер сделаю, в котором человек ничего не стоит. Но я смог убедить их в том, что это не так.

Во-первых, объяснил, что мы можем провести на площадку качественное хорошее освещение, которое позволяет работать, как днем. Можем организовать автобус, который будет увозить и привозить их в любое удобное время. Ну, а во-вторых, мы можем сделать гибкий плавающий график с утренними, дневными, вечерними и ночными сменами. Работая в таком режиме можно успевать решать еще кучу домашних дел, на которые сейчас нет времени, потому что время работы с 9 до 18.
Как ты пришел к идее круглосуточного производства? Ведь, получается, что восемь лет работал и все устраивало: скорость, объемы. Почему вдруг такие изменения? Откуда желание масштабироваться?
На самом деле изменения начались не сейчас, а в 2016, когда у меня появился партнер-инвестор. Он совладелец одного очень крупного бизнеса, и начал задавать мне вопросы, которые я сам себе никогда бы не задал. Я просто создавал для людей дома из натуральной древесины и был абсолютно счастлив. Он же увидел в моем проекте потенциал и готов за ближайшие 5−10 лет сделать из него масштабный бизнес.
— Сколько сейчас мы делаем объектов в год?
— До десяти.
— А можем делать 100?
— Слушай, я вообще никогда не думал об этом. Мы мастерская, ателье индивидуальных домов.
— Подожди, я тебе и не предлагаю делать типовые дома, коробки безликие. Я тебе задаю вопрос: мы можем делать 100?
— Слушай, не знаю, давай подумаем на этим.
И теперь мы строим четыре склада, чтобы иметь постоянный запас леса в большом объеме порядка пяти тысяч кубометров, которых хватит на 25 домов. А это значит, что у нас появится огромное преимущество. Потому что если клиент обратится к нашим конкурентам летом, то ему, скорее всего, скажут, что смогут начать дом только зимой. Потому что заготовка сырья происходит зимой, в наличии лес никто держать не может, потому что нет оборотных средств. Все работают под проект, с колес. Мы же сможем начать дом в любое время.

То же самое с круглосуточным производством.
Партнер задает мне вопросы.
— Смотри средний дом мы производим за четыре месяца, а можем за месяц?
— Слушай, я опять же никогда не думал об этом. Как это возможно?
— Допустим, за счет круглосуточного производства.
— Слушай, люди не будут работать ночью.
— Иди, подумай, проанализируй, потом еще раз обсудим.
Я пошел, подумал, проанализировал и понял, что большинство нормальных производств в мире действительно работают круглосуточно. Поэтому обсуждал эту тему с ребятами.

И так постепенно мы расшиваем все узкие места компании, чтобы перейти от стадии небольшого ателье, в котором «шьют костюмы на заказ», к стадии производства и создания продукта, который имеет стабильное высокое качество и гарантированные сроки. Потому что только так можно сделать бизнес масштабным.
Дом Йотунхейм, построенный из трехсотлетних уникальных кедровых бревен
Есть ли сейчас в твоем бизнесе, какой-то самый главный вопрос, ответ на который ты ищешь, вместе с командой, вместе с инвестором? Ответ на который поможет улучшить бизнес?
Это вопрос «Где мы теряем время?». Например, сейчас мы можем позволить себе купить инструмент за 300 000 рублей/штука. До появления инвестора такой возможности не было. И казалось бы, можно не парясь, просто купить. Но мы сначала четко просчитываем, что нам это даст. Не должно получить такого, что мы просто такие модные, работаем с самым крутым инструментом.
Что нам это даст, какое ускорение,
какую производительность?
Где мы теряем время и за счет чего можем устранить эти потери?
Это ключевые вопросы, и сейчас они звучат абсолютно везде: начиная от снабженцев и охранников, заканчивая плотниками и менеджерами по продажам. Потому что время — это самый ценный невосполнимый ресурс. Поэтому принимаясь за выполнение любой задачи, мы подходим к ней с этой точки зрения.
Какие ошибки ты совершил при построении бизнеса? Какие больше всего запомнились?
Не рассчитывал свои силы. Раньше я мог подписать два контракта одновременно, чтобы создать очередь и после завершения одного проекта, сразу же начать следующий. Второму клиенту я даже называл сроки, говорил, что в течение месяца мы заканчиваем вот этот объект и начинаем ваш. Но в силу того, что многие вещи затягивались, мы начинали строительство не через месяц, а через три. Человек ждал, напряжение нарастало. И теперь мы стараемся этого не допускать, прописываем в договорах сроки и несем финансовую ответственность за их соблюдение.

Не говорил людям правду такой, какая она есть. То есть я не обманывал, я не говорил людям всей правды. А потом оставался наедине с проблемой, ходил и накручивал себя, не знал, как сказать клиенту про ту же подвижку сроков. Но через какое-то время понял, что проблемы лучше решать сразу же после их появления, и что к факту их возникновения все относятся очень нормально, готовы включиться и вместе придумать решение.
И это оказалось настолько легко, что теперь я всегда говорю людям всю правду. Какой бы она ни была.
Не понимал, что деньги, полученные от заказчика — это еще не заработанные деньги, а деньги, которые нужно использовать целенаправленно. Мог купить на них материалы или инструмент, а в конце месяца обнаружить, что не хватает денег на зарплату. Начинал их искать. В коллективе возникало напряжение. И я очень благодарен своей команде за то, что они иногда по месяцу, по два ждали выплат. Продолжали верить мне и в наше дело.
Как бы ты сейчас сформулировал определение «бизнес» — это?
Бизнес — это структурирование и систематизация. И в первую очередь финансов, договорной работы, продаж. Бизнес — это порядок, когда все лежит на своих местах по полочкам. Потому что без этого бизнес не может быть бизнесом. Потому что иначе это финансовая пирамида, которая рано или поздно закончится.
Если говорить про трансформацию личности, то какие главные изменения ты наблюдаешь в себе?
Я стал жестче. Просто потому что каждый день принимаю решения, от которых зависит моя команда, мой бизнес. И в этом нет места сантиментам или рассуждениям. Плюс коллектив у нас все-таки мужской, и возникают моменты, когда приходится конкретно в жесткой форме объяснять многие вещи людям. Невольно какие-то моменты бывает переносятся домой, иногда прихожу и жена говорит: переключись, расслабься. Но не всегда получается. И в другие сферы жизни это переносится тоже. Но я не оцениваю плохо это или хорошо, просто данность — я стал более жестким во всех отношения. Скажем так.

Научился лучше контролировать свои эмоции. Потому что бывает стрессовое общение с клиентами, когда хочется бросить все и сказать «достраивай свой дом сам», но в итоге внутренне беру себя в руки, успокаиваюсь и отстаиваю свою позицию, вместе с человеком нахожу компромисс. И это возможно только за счет того, что я умею совладать со своими эмоциями. В бизнесе они очень сильно мешают, если отбросить их, то начинаешь на многие вещи смотреть прагматично.

Понравилась статья? Поделитесь ей в социальных сетях
Made on
Tilda